Ландшафтный архитектор анна андреева


Анна Андреева и маленькая ландшафтная революция

03 Апреля 2014

Анна Андреева – ландшафтный архитектор и популяризатор идей «new perennials», партнер бюро Alphabet City. Занималась парком «Музеон» и Крымской набережной, выступала консультантом по озеленению конкурсного проекта реконструкции Триумфальной площади, предложенного НИиПИ Генплана Москвы и будет сотрудничать с командой парка в «Зарядье». Наконец, ее бюро разработало для «Мосгорпарка» концепции озеленения четырех периферийных парков Москвы. Работы начнутся уже этой весной.

Нужно знать, откуда корни растут

Для начала расскажите о вашем участии в конкурсе на реконструкцию Триумфальной площади – эта тема сейчас самая актуальная.

В конкурсе на Триумфальную я принимала участие как консультант по озеленению в проекте НИиПИ Генплана Москвы. Этот проект мы сделали очень нежным и романтичным, с превалированием белого цвета: белоснежные цветы яблонь весной сменяются цветением белой сирени и белой акации. Мне жаль, что в итоге мы не выиграли конкурс, потому что, на мой взгляд, этот проект получился очень европейским – скромным, но с большим вкусом.

В центре Триумфальной мы планировали небольшой садик из декоративных яблонь, плоды которых остаются на зиму и выглядят очень красиво. Такие яблони сейчас растут около Большого театра. В остальном же мы, как и многие, предлагали вернуть деревья на Тверскую и Садовое.

На Тверской и, частично, на Триумфальной я предложила посадить робинию, больше известную как белая акация, а на Садовом – липы, это один из самых устойчивых в городских условиях вид.

Сильной стороной нашего проекта была и тщательно прописанная техническая часть, вплоть до размера ям и характера мощения. Сейчас очень модно, чтобы деревья росли прямо из мощения, каждый архитектор так и рисует. Но это мало нарисовать – нужно знать, как сделать так, чтобы они действительно могли расти. Надо понимать, что для небольшого дерева нужно как минимум 6 кубов земли, а для большого – 12, а еще лучше, когда деревья растут в большой траншее. Чтобы земля не уплотнялась от ног прохожих и деревья могли дышать, необходимо специальное подвесное мощение. Ъ

«Новых многолетников» станет больше

С Триумфальной не сложилось, но ведь сейчас вы увлечены другим важным проектом?

Да. Наше бюро Alphabet City совместно с британской LDA Design с осени работает над несколькими периферийными парками под эгидой Департамента культуры. А я разработала для всех этих парков концепцию озеленения и цветники.

В этом году планируется реализация четырех парков: Садовники, Сиреневый сад, Олимпийский парк (подходы к Олимпийской деревне-80) и Аршиновский парк. Сейчас в них как раз начнутся работы. Весной сделают дорожки и всю прочую инфраструктуру, в Сиреневом саду высадят кусты сирени. А остальные растения будут сажать в последнюю очередь – где-то к середине лета.

Что изменится в каждом из парков?

В каждом парке мы улучшаем дорожно-тропиночную сеть, создаем центр с павильоном, цветниками, детскими площадками. Об этом лучше расскажут представители «Мосгорпарка» и самих парков – именно от них будет зависеть, в каком объеме удастся реализовать концепции.

Я в проекте отвечаю за ландшафт. В плане озеленения, я надеюсь, нам удастся сделать маленькую революцию: привнести идеи «new perennials» на периферию. Чтобы для знакомства с ними не надо было ездить на Крымскую набережную или в «Музеон».

Расскажите, что такое «new perennials»? Почему этот подход сейчас так популярен во всем мире?

«New perennials» («новые многолетники») – это как бы имитация естественного ландшафта в городской среде, но это именно имитация. На самом деле цвета ярче, концентрированнее, чем в природе. Мы привыкли к клумбам на один сезон, засаженным яркими однолетними цветами. А для цветников в стиле new perennials используются многолетние растения, создающие иллюзию дикой природы. Получается цветник в более естественных тонах, который хорошо выглядит практически весь год, даже в снегу. Такой цветник при правильном уходе может жить много лет.

Лучше всех концепцию «new perennials» знают по работам голландца Пита Удольфа, который до сих пор остается самым известным мастером естественного озеленения. Если мы говорим о мировых тенденциях в области ландшафтного дизайна, то последние 15-20 лет это не просто магистральное направление – оно единственное. Все самые известные парки, тот же Хай-Лайн в Нью-Йорке, сделаны в этом стиле. Я очень рада, что Департамент культуры и «Мосгорпарк» поддерживают идеи «new perennials» в Москве.

Луга, прерии и дачные клумбы

Так что же посадят в московских парках этим летом?

Для всех парков мы разработали концепции в рамках естественного озеленения, но некоторая специфика есть.

В Садовниках мы поэкспериментировали с темой лугов. Кстати, сделать искусственный луг – задача не из легких, потому что не очень понятно, какими растениями его засаживать. Но это интересный эксперимент, который потом может пригодиться для работы над Зарядьем.

Еще в Садовниках, согласно концепции, появятся посадки белой акации вдоль проспекта Андропова – она очень красивая и неплохо переносит городские условия. Сейчас в этом парке уже растет несколько взрослых деревьев – и они великолепны!

В Сиреневом саду я придумала сложные цветники из многолетников, напоминающие дачные: с розами, пионами и шалфеями.

В Олимпийском парке цветники будут как в стиле лугов, так и в стиле прерий – из очень сильных растений, которым могут расти без ухода рядом с существующей растительностью.

В Аршиновском парке мы также выбрали сильные растения, за которыми можно практически не ухаживать, – например, герань бурую.

Кто в ответе за то, что мы посадили?

Многолетники не нужно сажать каждый год, но за ними ведь нужно ухаживать…

Ухаживать нужно за всеми растениями. На самом деле, в смете на однолетние клумбы тоже заложен уход. Но вообще это огромная проблема. По большому счету, в каждом парке обязательно должен быть штатный садовник. Пока эта должность есть только в некоторых парках, и это очень хорошо видно. Где-то сама администрация просто любит цветы и ухаживает за ними. Но это дело случая, а вообще-то должен быть специальный человек.

Другой вариант – волонтерские сообщества. Например, в Нью-Йорке есть волонтерское сообщество друзей Хай-Лайна, которые помогают ухаживать за парком. У нас это тоже возможно, ведь многие местные жители изыскивают любые способы посадить цветы и борются с управой, чтобы их клумбы не косили. Такие волонтерские объединения – это не только помощь парку, но и популяризация современных тенденций в области озеленения и воспитание вкуса у населения. Было бы здорово, если бы такое сообщество появилось на Крымской набережной. Насколько я понимаю ситуацию, у парка недостаточно средств на организацию ухода, а волонтеры могли бы здорово помочь.

А есть какой-то более прямой способ внедрения новых идей в городской ландшафт?

Есть прекрасный способ, уже давно применяющийся в Германии и Швейцарии. Ландшафтные архитекторы придумывают специальные модули, из которых может создаваться клумба любого размера. Модуль – это такой чертеж, на котором показано, что и куда сажать. Растения в нем подобраны так, что они смотрятся хорошо вне зависимости от размера клумбы. На Западе это специальная программа, на которую выделяются государственные деньги. Идея в том, что не каждый город может позволить себе Пита Удольфа, но каждый может купить такой чертеж. Если высаживать растения по схеме, то клумбу невозможно испортить. Такие цветники массово высаживают в городах и проверяют, какие лучше.

Мы, конечно, не можем использовать чужие схемы, потому что у нас другой климат и другие растения. Но мы уже создали несколько подобных модулей для Москвы. Очень надеюсь, что в этом году их удастся применить. Причем, как мне кажется, на первом этапе эти модули можно раздавать бесплатно, для создания тренда. А затем, когда клумбы из многолетников войдут в привычку, люди сами захотят с ними экспериментировать.

Возвращение кустов, избыток деревьев и «полевая» земля

С какими еще проблемами приходится сталкиваться, работая в столичных парках?

Вообще у нас две насущные проблемы: кусты и деревья. Кустов очень мало, потому что в какой-то момент их просто вырубили в целях борьбы с преступностью. Притом сделали это не только в России, но и на Западе. После такой вырубки ландшафт выглядит странно: есть нижний ярус (трава) и есть верхний (деревья), а среднего нет.

На Западе этот ярус сейчас возвращается, и мы тоже хотим его вернуть. Особенно кусты с красивыми плодами, которые остаются на зиму, и с разноцветной корой – красной, оранжевой, зеленой. Это будет выглядеть красиво и более естественно, чем сейчас.

С деревьями все наоборот: их слишком много. По закону, если ты срубил дерево, то обязательно должен его компенсировать. Возможно, на улицах это и имеет смысл, но в парках деревья и так растут настолько плотно, что их, скорее, надо прореживать. Однако эту проблему нам пока решить не удается.

Кроме того, в новых проектах главная проблема – реализация. Можно нарисовать какие угодно красивые цветники и здания, но все в конечном итоге зависит от людей, которые реализуют твои идеи. К сожалению, не всегда на них можно повлиять.

Например, большой вопрос для меня – это земля для цветников. Многолетние растения совсем не хотят и не могут нормально расти в земле, которая обычно используется в городском озеленении. В ней слишком много торфа. Обычная, так называемая «полевая» земля, стоит дороже, в ней, естественно, есть семена сорняков, поэтому озеленители не хотят ее использовать. К тому же некоторые вполне искренне верят, что в «черной земле» все растет лучше. Путают ее с черноземом.

Летом – шиповник, зимой – капуста

Какие растения у вас любимые?

Знаете, когда говоришь на эту тему, неизменно получается очень скучно. Я даже подумала, что надо бы произносить больше каких-нибудь смешных названий. Например, «лох серебристый» или «кровохлебка тупая». Они, кстати, действительно очень красивые.

Но вообще я обычно делаю так. Основные растения использую многолетние: травы, злаки, зонтичные. А в них сажаю однолетники: космос, васильки, вербену буэнос-айресскую. Таким образом, клумба получается интересная в первый же год. А на следующее лето однолетники уже не цветут, а многолетники как раз разрастаются в полную силу.

Из кустарников я люблю шиповник, которого раньше в Москве было много, а сейчас практически нет. Я вообще выступаю за возвращение шиповника: помимо того, что он красиво цветет и хорошо пахнет, это еще и один из немногих кустарников, который хоть как-то выдерживает соль. Ведь в естественной среде он растет на побережье.

Из деревьев сейчас мое любимое – белая акация. Она хорошо растет в городе и в концепции Садовников уже задействована: по моему плану, акацию там надо посадить вдоль всего парка, чтобы оградить его от проспекта Андропова.

Из необычных растений я очень люблю декоративную капусту. Она однолетняя, но зимой замерзает, и даже в морозы выглядит красиво. Капуста хорошо смотрится в кадках при входе в парк, например. Когда я работала в «Мосгорпарке», у меня даже было прозвище «Капуста».

Есть ли какие-то специфические растения, которые пока мало используются, но могут быть востребованы?

Зонтичные. В Ботаническом саду МГУ собрана огромная коллекция зонтичных, которой нет ни в одной другой стране. Собственно, сад МГУ на них и специализируется, потому что в советское время это была такая большая тема, связанная с южными республиками: Таджикистаном, Узбекистаном, Арменией. Там в горах растут разные виды зонтичных, и сотрудники МГУ собрали потрясающую коллекцию, которую теперь можно использовать не только в научных целях, но и в ландшафтом дизайне.

Мы привыкли, что зонтичные – это, прежде всего, опасный борщевик. Но даже среди борщевиков много безопасных и очень красивых растений, сразу отсылающих к естественному ландшафту.

 

«Увезу тебя я в тундру»

Расскажите про работу над проектом парка в Зарядье.

Пока я только познакомилась с людьми, которые выиграли конкурс и будут делать парк. Они сказали, что им нужен такой специалист, как я, но подробности мы еще не обсуждали.

Мне очень нравится идея имитации разных климатических зон России, и сразу понятно, что особенно интересно будет работать над «тундрой». Ведь настоящие тундровые растения, на самом деле, не могут жить в Москве – у нас слишком короткий световой день. Поэтому там придется подбирать северные растения, которые будут имитировать тундру, но смогут расти в нашем климате: всякие черники, голубики, верески. Это ужасно интересно и должно получиться очень красиво.

В этом году я хотела провести тест – высадить что-то подобное в одном из парков, пока Зарядье не построили. Но побоялась, что украдут. У меня уже был опыт, когда в Перовском парке верески украли в первый месяц. Поэтому такие эксперименты можно делать только в каком-нибудь центральном парке.

Вторая сложная и интересная тема Зарядья – это луга, потому что не совсем понятно, какие растения нужно использовать, чтобы имитировать луг. Я думаю, в этом году мы сделаем луга в Садовниках и посмотрим, как получится.

Вообще мне очень нравится, что в Зарядье команда, выигравшая конкурс, будет не только делать концепцию, но и участвовать в рабочем проектировании. Это очень важно, потому что мало сделать концепцию – нужно еще разработать все так, чтобы можно было реализовать. И вот это, конечно, прорыв в области проектирования.

Я вообще надеюсь, что Зарядье станет таким образцово-показательным парком по части ландшафтной архитектуры. Во-первых, им занимаются прекрасные профессионалы. Во-вторых, он маленький. В-третьих, находится в центре, что избавляет от множества проблем типа воровства или вытаптывания растений.

Ну и еще мне, конечно, ужасно нравится идея озеленить Москворецкий мост. Если это будет сделано, то у нас появится практически свой Хай-Лайн.

Изображения: предоставлены Анной Андреевой, Diller Scofidio+Renfro

archsovet.msk.ru

Ландшафтный архитектор Анна Андреева о популизме и излишней инициативности

Мне кажется, много чего. Около моего дома нет парка шаговой доступности. Есть прудик, около которого не организовано никакое пространство. Нужно, чтобы было больше мест, в которых создали условия для отдыха. Вторая проблема — дворы. Хотелось бы, чтобы они стали человеческой средой. Я работаю в архитектурном бюро Speech, и мы с ними занимаемся благоустройством дворов, и это большая проблема, потому что все нормы вроде бы хорошие, но это не спасает. Например, в каждом дворе должен быть огромный процент озеленения, и вроде бы всё хорошо, но это означает, что ты не можешь сделать нормальные дорожки, по нормам — всё в газоне. Или везде должны быть спортплощадки и детские площадки, и вроде как это классно, но в итоге во дворы ничего не влезает. Или для жильцов должны быть парковки. Может, это и хорошо, но если мы боремся с машинами, то, может быть, эти нормы устарели и нам не нужно по парковочному месту на каждую квартиру?

А есть спрос среди простых людей на вашу работу, или они принимают изменения, в которых вы участвуете, как данность?

Нет, реакция всегда хорошая. «Садовники» получились парком для людей. Раньше это был вообще пустырь. Там людей не было вообще или они ходили к метро от своих домов. А сейчас там куча народу, и всем есть, чем заняться.

В профессиональном сообществе есть фидбек?

На российском уровне всем нравится! На международном уровне отзывов нет. На уровне идей россияне могут быть очень хороши, но у нас большие проблемы с качеством строительства, что не зависит от архитекторов. На уровне исполнения мы ничего хорошего предложить не можем. Но если не приглядываться к тому, как положена плитка, то всё хорошо.

У вас есть какие-то любимые растения? Есть ли те, что идеальны для Москвы?

Я мечтаю, чтобы в город вернули тополя. У нас нет ни одного дерева, которое может достигать такой высоты так быстро, как они. Но у нас все параноидально боятся пуха. Есть мужские тополя, у которых его нет. Есть красивые пирамидальные тополя, они мужчины. Но посадить их трудно. Мне удалось сделать это только в «Садовниках».

Ещё я люблю белую акацию. С одной стороны, она необычная, но в наших условиях она хорошо растет. Мне нравится шиповник. Раньше он рос везде, но теперь у нас почему-то считается плохим, потому что он «ползёт». На Крымской набережной он есть. Еще есть смешные растения, которые я сажаю не только из-за того, что они классно выглядят, но и из-за смешных названий типа кровохлёбки тупой. Люблю лох: лох серебристый и лох узколистный. Это очень классное дерево, оно терпит загрязнения и засуху и напоминает оливковые деревья, они родственники. Оно растет быстро и стоит мало, его можно стричь.

Вы будете работать с парком в Зарядье? Это будет сложная работа, учитывая концепцию с климатическими зонами?

Я бы хотела там поработать. Но эта концепция не будет осуществляться буквально. Мы не можем сделать тундру, только ее имитацию. Потому что у нас световой день короче, чем в тундре, и растения оттуда не будут у нас расти. В нашем регионе есть растения, которые похожи на тундровые, например, голубика или маленькие ивы. Они будут похожи на тундру. Также невозможно сделать степь с ковылем. Ковыль будет две недели с колосками, а потом он будет лысый. Взять и перенести одну зону в другую невозможно, но можно сделать микс. Например, на Крымской набережной много растений степей - ирисы, шалфеи, но злаки местные - щучка и молиния.

Что отличает ваши проекты от других?

Дзюнья Исигами, который реконструирует Политехнический музей и для которого я делала концепцию озеленения, сказал, что всё, что я делаю, — тонкое и нежное. 

www.lookatme.ru

Почему с Крымской набережной пропадают растения

Автор озеленения обвинила руководство парка Горького в уничтожении цветников

В День города в Москве открылся парк «Зарядье». Буквально через два дня руководство парка обвинило его посетителей в уничтожении растений и вандализме. Через несколько дней представители парка от своих слов отказались.

Тем не менее дискуссия по этому поводу продолжилась. В ее контексте вспоминали и Крымскую набережную у «Музеона», где, как утверждали комментаторы, озеленение не вытоптали за четыре года. Однако, как рассказала The Village автор озеленения набережной Анна Андреева, там сохранилось меньше половины озеленения, стоившего 40 миллионов рублей. По ее словам, виноваты в этом не посетители, а руководство парка Горького (к которому относятся «Музеон» и набережная) и подрядчики, которые не смогли ухаживать за растениями. The Village поговорил с ландшафтным архитектором о том, почему набережная заросла бурьяном, тяге людей к земле и сорняках.

автор озеленения Крымской набережной, партнер бюро Alphabet City

В 2012 году я сделала проект озеленения для павильона «Школа» в «Музеоне». После этого Wowhaus (авторы проекта реконструкции Крымской набережной. — Прим. ред.) позвали меня заниматься набережной. Стиль, в котором сделано озеленение парка, называется new perennials (новые многолетники). Это имитация лугов и степей, где есть аккуратные злаки, красивые многолетники и луковичные растения — кристаллизированная природа.

Посадкой занималась компания «Архитектура жилой формы». Им проект озеленения не понравился, они все время говорили: «Да что тут красивого. Вот у нас в парке Горького все классно, не то что у вас». Хотя там они посадили один цветник, а до этого делали частные объекты. Посадки сделали по плану — тут ничего не могу сказать, все было идеально. После этого их позвали заниматься уходом за растениями. И вот ухаживали они совсем плохо.

Проблем две — автоматический полив и прополка. Сначала мне казалось, что полив — это очень круто. Потому что когда жарко, растения действительно нужно поливать какое-то время. Но тут он фигачит все лето каждый день, в том числе под дождем, и совершенно никем не регулируется.

Суть в том, что половина зелени на набережной — это растения сухого луга и степи. Если ты их поливаешь каждый день, то они быстро перестают быть конкурентоспособными. Поэтому вся набережная заросла сорняками. Бороться с ними трудно. И подрядчики просто срезают их — потом сорняки вырастают обратно.

На набережной сохранилось меньше половины озеленения, стоившего 40 миллионов рублей

Теперь о прополке. Почему подрядчик не занимается ею, для меня загадка. Цветники в этом стиле — такие же, как в парке Хай-Лайн (парк на бывшей железнодорожной ветке над Нью-Йорком, созданный по концепции бюро Diller Scofidio + Renfro, авторов проекта парка «Зарядье». — Прим. ред.): они требуют ухода, мы об этом говорили сразу. Но их надо только пропалывать вовремя. Конечно, когда все запущено до такой степени, как здесь, — это реально проблема, их трудно восстановить, но все же возможно. Я предлагала самой показать где сорняки, где не сорняки. Тюняева, которая тогда была директором «Музеона», пыталась меня привлечь к работе с подрядчиками (за смешные деньги) — они отказались.

В прошлом году у меня появилась идея — создать клуб друзей Крымской набережной, по аналогии с общественной организацией Friends of the High Line, которая изначально инициировала создание одноименного парка. Там уходом за растениями занимаются добровольцы. Я согласовала это с Тюняевой, ей идея понравилась. Но на совещании подрядчики сказали, что им не нужны волонтеры. «Если они сейчас начнут работать, то нам скажут: „А что вы тут тогда делаете?“ Нам такого не надо».

В этом году подрядчик сменился — и стало еще хуже. Весной, например, они вместе с сорняками срезали цветы, которые были под ними, эти растения долго не могли восстановить. Я думаю, что ситуация с озеленением — это вина парка. Потому что парк несет ответственность за растения, а не подрядчик. В парке есть садовники, есть ландшафтный архитектор, у которого еще человек десять работают. Эти люди прекрасно знают ассортимент растений. Подрядчик может ничего не знать, но можно выписывать им акты о том, что работы выполнены некачественно, можно им не платить. Вариантов много.

На восстановление нужно потратить 5 миллионов рублей — вырвать сорняки и посадить пропавшие растения.

На набережной я использовала очень простой принцип дизайна. Я посадила декоративные злаки по сетке. Во-первых, они работают фоном для растущих внутри многолетников, дают цветникам структуру, которая держится круглый год, во-вторых, создают ощущение степи. На этой клумбе их сбрили — хотя они должны были оставаться здесь до весны. Плюс тут очень сильно выросли деревья, а их нужно прореживать, чтобы они выглядели как молодой лес.

Это была самая красивая и сложная клумба. Мы ее всю засадили шалфеями, котовниками, пионами, купальницей. В итоге ландшафтный архитектор парка Горького Лидия Александровна Леонтьева посадила здесь капусту — и это какая-то шутка. В самой по себе капусте ничего плохого нет, ее иногда используют в качестве озеленения в общественных пространствах, но здесь она шокирует — в степи или на лугу такие овощи не растут.

Здесь росли шалфеи, их срезали. Но сейчас они еще цвели бы. Одно дело, когда растения почернели, как розы. Совсем другое — когда срезают растения, которые могут цвести до морозов, как эти шалфеи.

На этом месте рос лихнис корончатый, его, видимо, поглотили сорняки. Еще видно, что с травой что-то случилось. Здесь выросли другие злаки — не такие, какие были изначально. Они неаккуратны, не создают систему, ползут, их стебли падают друг на друга. Из-за таких злаков здесь и в других местах набережная стала больше походить на бурьян.

Вот здесь тоже был шалфей — они его сбрили. Это чудовищно. Когда он стоял сухой и замерзший — в этом была эстетика.

Из того, что было высажено изначально, сохранилась половина растений. Все заглушил сорняк, который из-за ежедневного полива все время разрастается. Основной сорняк — фалярис — злак влажных угов, он плохо сочетается с остальными цветниками. У павильона «Школа», кстати, цветы сохранились гораздо лучше, потому что там нет автоматического полива.

Озеленение всех моих проектов в Москве практически исчезло: помимо набережной, мы делали Триумфальную площадь, парк «Садовники» и еще несколько пространств. Бороться с отсутствием ухода за растениями бесполезно, хотя в «Садовниках» история с волонтерами даже лучше бы сработала — парк находится в центре жилого района и наверняка бы нашлись 20 жителей, которые бы этим занялись. В этом у меня нет никаких сомнений: у людей есть тяга к земле.

The Village попросил прокомментировать ситуацию главного ландшафтного архитектора парка Горького.

главный ландшафтный архитектор парка Горького

Цветники Крымской набережной, как и любые ландшафтные цветники из многолетников, с каждым годом претерпевают изменения: часть растений разрастается и захватывает соседнюю территорию, часть выпадает вследствие неблагоприятных погодных условий — перепада температур, вымокания, вымерзания. Проект таких цветников, как правило, корректируется спустя время после реализации. Сейчас уже понятно, какие культуры чувствуют себя хорошо в условиях микроклимата Крымской набережной, а какие не приживаются, не выдерживая ветра с реки и высокой влажности. Некоторые участки были изначально спроектированы без учета инсоляции: тенелюбивые растения оказались на хорошо освещенных холмах, что привело к их выпаду.

Из-за аномального количества осадков в этом сезоне злаки на некоторых участках вымокли. Сорняки, увы, растут всегда — и не только в местах с повышенной влажностью почвы, борьба с ними ведется регулярно.

Декоративная капуста — хит ландшафтных композиций последних лет. Огромное количество сортов дает большие возможности для достижения разнообразного декоративного эффекта. Капуста и вербена буэнос-айресская появились в цветниках этим летом в связи с выпадом растений на некоторых участках после холодной зимы и большого количества осадков. Они как нельзя лучше вписываются в композицию из злаков и декоративно-цветущих многолетников.

Крымская набережная — городская территория, уход за ней четко регламентирован соответствующими законодательными актами. Отдать уход за растениями на таком значимом для города общественном пространстве волонтерам невозможно из-за целого ряда причин, в том числе юридических. Инициатива «Друзья Крымской набережной» в том виде, в котором предложила Анна, могла состояться только как разовая акция. Так, например, уже несколько лет подряд проходит «Весенняя стрижка» ив на декоративных холмах набережной под руководством Анны Андреевой.

Содержанием территории занимается компания, выигравшая конкурс, в соответствии с утвержденным регламентом проведения торговых процедур в городе. В этом году эти работы выполняет компания ООО «Сервис-5». Мы стараемся максимально сохранить облик Крымской набережной в том виде, в котором задумывалось четыре года назад, поэтому глобального обновления территории не планируется. Возможны только некоторые корректировки ассортимента растений.

Фотографии: 1, 9 — alphabetcity, 3 — Андрей Лысиков, 5, 7 — Борис Кондаков, 11 — Вика Богородская, обложка, 2, 4, 6, 8, 10 — Лев Левченко

www.the-village.ru

Ландшафтное архитектурное бюро Alphabet City :: Статьи

Основатели бюро — Анна Андреева и Гарри Нуриев — познакомились в «Мосгорпарке», где начали работу над преобразованием московских парков. Это и задало основной вектор деятельности нового бюро: вместе с британской группой LDA Design архитекторы Alphabet City разработали концепции девяти периферийных парков, а для российского бюро Wowhaus — проект озеленения Крымской набережной.

В 2014 году новым партнером Alphabet City стала Мария Ашкова. Среди проектов, реализованных бюро с тех пор, — парк «Садовники», Сиреневый Сад, Аршиновский парк, Парк «Подходы к Олимпийской деревне-80», озеленение Триумфальной площади для buromoscow и территории вокруг нового здания музея «Гараж» в парке Горького для «Проект Меганом».

Парк «Подходы к Олимпийской деревне-80»

Территория спортивного комплекса Лужники, «Музеон», парк Горького и «Кузьминки» — фактически Alphabet City «отметилось» в большинстве новых (а точнее, обновленных) общественных пространствах Москвы. По мнению Анны Андреевой, причина в том, что ландшафтный архитектор — профессия для России редкая, толком ей у нас не обучают, надо ехать получать образование на Запад. При этом сама Анна считает себя себя самоучкой: выпустившись из МГИМО дипломированным экономистом и закончив курсы ландшафтного дизайна при МАРХИ, большую часть знаний она получила уже на практике.

Сначала тренировалась «на кошках» — клумбах-цветниках в стиле New Perennials: это когда вместо петуний, тюльпанов и нарциссов, имитируя «островки первозданной природы», высаживают дикие растения, непривычные для парков и садов. «Красота природы и нужные людям функции всегда лучше, чем красивая концепция, оторванная от реальности» — таков слоган ландшафтного бюро. Злаки, травы, декоративный лук и капуста — подходящих вариантов сотни, особенно — если использовать многолетники: придя в «Мосгорпарк» и начав работать с большими территориями, Анна одной из первых — и почти единолично — начала PR-компанию в их пользу. Так что в том, что, по данным приложения «Активный гражданин», более 75% москвичей сегодня поддерживает идею увеличить число многолетников на городских цветниках, есть, безусловно, и заслуга Alphabet City.

Парк «Кузьминки»

Впрочем, агитация вряд ли бы оказалась такой эффективной, если бы горожане не имели возможности убедиться в эффективности подхода воочию. Момент для демонстрации выдался удачный, ведь за последние годы фокус в архитектуре сместился с самих зданий на пространства между ними — улицы, площади, дворы и парки.

В 1980-е Вячеслав Глазычев писал, что «личное пространство советского человека заканчивается наружной обивкой входной двери в квартиру». Так продолжалось до конца нулевых, но сегодня люди начинают осознавать подъезд, двор и улицу как свое пространство — и архитектура должна дать адекватный ответ на этот запрос. Значение ландшафтной архитектуры и дизайна городской среды стремительно растет.

«В предыдущие 20 лет тема ландшафта и городского пространства была почти забыта, но в современной архитектуре она становится главной „повесткой дня“, — считает Анна Андреева. — Одновременно мы видим, как быстро в Москве развивается типовое домостроение, и некоторые дома типовых серий уже выглядят очень неплохо. В отличие от пространств вокруг них, которым по-прежнему нужны команды профессиональных ландшафтных архитекторов».

А еще Анна мечтает когда-нибудь реконструировать Манежную площадь: «Очень хочется вернуть это пространство городу, даже если уже нельзя воссоздать его первоначальный облик».

Так что дел у Alphabet City все еще невпроворот.

Архитекторы и бюро-иконы: Альдо ан Эйк (Aldo van Eyck), Джунья Ишигами (Junya Ishigami), Karres & Brands, Espace Libre, SLA Architects

Проекты-иконы: павильон Японии на Венецианской архитектурной биеннале-2008, площадь Израиля в Копенгагене, площадь Шандорфф в Осло, Парк Пали в Нью-Йорке и площадь у «Дворца пионеров на Воробьевых горах».

Реализации:

2015 — «Луг» на Триумфальной площади для buromoscow

2015 — сад в московском дворике в стиле New Perennials

2014 — парк «Садовники»: концепция благоустройства и озеленения в партнерстве с LDA Design

2014 — «Сиреневый Сад»: концепция благоустройства и озеленения в партнерстве с LDA Design

2013 — Крымская набережная: проект озеленения для архитектурного бюро Wowhaus

Проекты:

2015 — концепция благоустройства территории спортивного комплекса «Лужники»

2015 — концепция присоединенной территории природно-исторического парка Кузьминки-Люблино (вместе с бюро «Практика»)

2015 — концепция озеленения парка Горького и «Лес» у музея «Гараж» для «Проект Меганом»

2013 — концепция озеленения территории вокруг реконструируемого здания Политехнического музея для junya.ishigami+associates

Конкурсы:

2015 — конкурс на разработку концепции развития общественных пространств на территории завода «Кристалл» в Москве

2014 — конкурс на разработку архитектурной концепции комплексного благоустройства и перспективного развития Триумфальной площади в Москве в составе команды НИИПИ Генплана г. Москвы

Публикации:

archi.ru о Парке «Кузьминки»

afisha.gorod о Парке «Садовники»

archdaily о Крымской набережной

Изображения © Alphabetcity-photo 

archspeech.com


Смотрите также